Отзывы о творчестве

Ваши работы - неисчерпаемый источник Любви.

Янина Мулявская

Ваши картины - это миры на холсте!

Оксана Медушевская

 

 

Описание картин невероятно красивое...

Елена Чех

Перукуа

"...I know many very inspiring female artist working with themes of the sacred and I am always so happy to meet another. I loved the elements of the picture that you looked into through me into the spirit of the music.I could clearly see them.."
 

Ирина Цуканова (о создании персонального энергетического портрета)

"В этот эксперимент меня пригласила Женя Шабалина и в моем доме теперь живет вот такой образ меня. Даша не просто и не только художник, она арт-терапевт. Внимательно и бережно спрашивает о планах, мечтах, событиях, состоянии, сама беседа уже вдохновляет и заставляет задуматься о важном. А затем рождается картина, которая призвана поддерживать своего обладателя, возвращать его к себе. Мой портрет Даша назвала "Полет", а все мои самые близкие люди единогласно сказали, что это действительно я. Спасибо за этот подарок, девочки! А если кому-то близка такая идея подарка, то не сдерживайте себя и пишите Даше".

Марина Артюх

"Дорогая, любимая, замечательная! Ты наполнила меня сегодня счастьем! Эту безусловную радость я чувствую, смотря на картину. Это Я, здесь в отражении на картине. Что бесценно? Это ощущение твоего тепла и присутствия, ощущение жизни внутри неё. СПАСИБО.

Это картина о движении в потоке, о силе женского рода, о даре чувствовать и осознавать.

А витальность в этом ключе я воспринимаю как реальное соответствие последним жизненным событиям, девизом которых стала фраза "Я ЖИВУ". Думаю, что истинная суть в настроении, которое передано тут и которое удалось Даше запечатлеть.

Евгения Шабалина

"Мы с Дашей познакомились в путешествии ( это была моя поездка в Гоа в поиске новых смыслов). С нашей случайной встречи начались самые важные изменения в моей жизни, трансформации и чудеса)
У Даши необыкновенный дар: видеть, чувствовать стремление души человека и поддерживать ее  самыми мягкими и волшебными  способами. Каждая встреча с Дашей - это прогулка в неизведанное и прекрасное внутри тебя, это расширение границ и  открытие нового!
Я перечитывала дневники своих путешествий с Дашей и отметила очень важную тенденцию: с каждой 
страницей  в моем сознании становилось все меньше сомнений и страхов и все ярче проявлялось творческое начало, внутренняя уверенность, понимание себя.
Картина Жемчужина - подарок Даши, в которой было отражено много намерений, желаний, устремлений моей души, о которых я и сама даже не подозревала, но которые начали  раскрываться очень быстро и менять мою жизнь!
С благодарностью моей подруге и наставнику)!

За последнее время судьба подарила мне несколько бесценных подарков, что продолжает поддерживать мою веру в чудеса!
Даша, спасибо тебе за картину!  
Это действительно чудо!"

Татьяна Мордвинова

 

Дашуля, твои картины невероятно тёплые ты словно подбираешь ключики к каждому человеку, обогащая мир дома и энергетики чудесными вибрациями творчества.

Татьяна Мордвинова

"Иметь дома Дашину картину - это особая магия... Эта картина появилась у меня чуть больше двух лет назад. Я была первой, кому Даша подарила свою работу (6 лет выпрашивала!!) и , конечно, теперь она занимает очень почетное место и гармонизирует в моем пространстве энергии, делая его уютным, комфортным, наполняя Домашним теплом. Дашуля, спасибо!"

Анастасия Родионова (о картине "Связь миров. Активация")

 

"Замечательная светлая энергетическая картина. Анахата отреагировала позитивно - верный знак.

Ну надо же, смотрю и каждый раз светло на душе становится. Буду каждый день смотреть."

Ксения Морозова (об открытии выставки "ВСЕЛЕНСКИЕ НАПЕВЫ" в клубе "Абрау-Йога")

"Дашунь, спасибо тебе и всем твоим помощникам за вчерашний волшебный вечер! 
Я считаю, что многое решает послевкусие. Так вот, оно есть, все это нашло отклик в моей душе, эмоции самые положительные!
Спасибо за возможность почувствовать и понять своё внутреннее "Я", ведь это так важно для каждого из нас! Творческий вечер, наполненный улыбками и яркими красками, удался на все 100%! От всей души желаю тебе вдохновения, творческого и духовного роста, познания новых граней, красок и эмоций!"

 

Елена Степанян-Румянцева 

Член Ассоциации искусствоведов,  

член  Союза писателей Москвы (про цикл творчества "Начало")

 

 

Творчество молодой художницы Дарьи Шепелевой привлекает к себе зрительское внимание, и недаром.
В нем отразилось многое, чем вообще живет искусство живописи (добавлю в скобках: русской живописи ХХ–ХXI века в частности). Проблема цвета, его философия, понимание цвета как языка, посредством которого художник высказывает нечто заветнейшее, скрытое от посторонних глаз; неустанный диалог с предметным миром, попытка «дать слово» вещи, вникнуть в ее «тихую жизнь»; стремление постигнуть законы формы, более того – передать ее внутреннюю одухотворенность, гармонию всех этих кубов, шаров, пирамид, неприметно окружающих нас в быту и создающих самый ритм нашего повседневного существования.
Прежде, чем перейти к самому для меня как зрителя интересному – к попытке непосредственного анализа работ Шепелевой – скажу два слова о том, каким мне видится ее «родословное древо» в живописи. Энергичная, словно выпирающая гранями форма, локальный сильный цвет, «говорящие»  названия работ, как бы обозначающие некую сюжетную ситуацию (и это при том, что художница пишет преимущественно натюрморты), безусловно, напоминают нам о «суровом» стиле. Но предтечами «суровых» был «Бубновый валет», в свою очередь восходящий к живописи Сезанна… Тут молодой живописец идет по пути, ставшем, повторю еще раз, столбовым для русского искусства ХХ века. На этом пути оказалось возможным сочетать национальный художественный стиль (реализм) с модернистскими достижениями и дерзаниями.
Дарья Шепелева любит достоверность, правду жизни, но в ее искусстве нет робкого, вялого копиизма. Повседневность не передается ею фотографически, зато она, я бы сказала, ярко узнаваема. Элемент смещения при передаче формы («Вариации. Испанский полдень», «Стеклянная ваза», «Рост»), цвет, то передающий объем своими градациями («Плодородие»), то вдруг плоско заполняющий контуры предмета, уводящий предмет в двухмерность, превращающий вещь в знак вещи («Синяя бутылка»)… А ведь есть еще работы, в которых на наших глазах цвет парадоксально отсутствует, то ли утекает из композиции, то ли готовится в нее влиться и ее оживить («В ожидании цвета», «Деревенское молоко»)… Словом, художница вступает с натурой в диалог, даже в спор, исследует и слегка деформирует ее, но и тем самым заставляет ее высказаться, быть может, проболтаться о своих секретах, тайнах. Недаром, создавая композиции из самых, казалось бы, смиренных, обыкновенных вещей (утюг, бутылка, печной горшок, тыква, спелый гранат, чашка) Шепелева слышит их «звучание», мелодию, их скрытое высказывание (попросту говоря, их душу, внутреннюю суть). Неслучайно она то и дело дает живописным работам музыкальные, звучащие названия: «Две песни», «Вариации», «Контрапункты». Причем характерно, что живописец не только исследует каждый предмет индивидуально, внимает его голосу, но и стремится открыть взаимодействие вещей, услышать их в хоре.
Так рождаются произведения, рассказывающие нам о контактах, даже о драмах предметов, произведения, которые приоткрывают перед нами ищущую мысль художницы и ее общее представление о мире. С моей точки зрения, такой работой является «Во вселенной»: на первом плане – складки ткани, блюдо, узкогорлый кувшин, котелок, в нем (как сердце в груди) – огромный пылающий плод, единственное багрово-красное пятно среди этого серого, антрацитово-серого и лиловатого полотна. Казалось бы, ни о какой философии тут не может быть и речи: ну, ткань, ну, кухонная металлическая и стеклянная посуда, в которой нет ни декоративной фактурности, ни внешней импозантности… Но это не совсем так. Материя на первом плане, ее скульптурные складки, ее мягкие рельефы задают особый ритм всему изображению. Более того: они словно бы с первого плана уходят вдаль, перекликаются с нечетко проработанными складками и рельефами, которые видятся в глубине полотна. Что это там, вдалеке? Еще какая-то драпировка, или это уже пейзаж, поверхность земли, каменные складки горных склонов? Картина безмолвствует, заставляет нас теряться в догадках, все глубже входить в живописное пространство. Ясно одно: перед нами – материя в самом что ни на есть философском смысле этого слова, материя с ее загадками и тайнами, с разнообразнейшими проявлениями ее бытия. От ткани, брошенной и скомканной на первом плане – к вúдению земной поверхности… 
Вспоминается особенное впечатление, которое произвело на меня то, как раскрывается «вещная», «предметная» тема в поэзии Пастернака. Хорошо известно, с какой любовью поэт относился к приметам повседневности. Эти приметы могут сочетаться у Пастернака (причем со всей свободой и непринужденностью) с величавыми образами природы, «земного простора». Нередко самые неказистые бытовые детали первого плана не теряются в оправе самых величавых природных фонов, а торжественно на этих фонах присутствуют, экспонируются, как бы охваченные и подсвеченные ими. Зритель уже не в состоянии различить, что, собственно, тут значительнее, прекраснее, что чтó оттеняет – тривиальный первый или величавый второй план. Зритель в конце концов успокаивается на том, что значительно и торжественно само сочетание того и другого. Так, в грузинских стихах 1936 года из сборника «На ранних поездах» мы читаем:
                        Я помню грязный двор,
                        Внизу был винный погреб,
                        А из чердачных створ
                        Виднелся гор апокриф.
                         ………………………
                        На окна и балкон,
                        Где жарились оладьи,
                        Смотрел весь южный склон
                        В серебряном окладе.
                        
Я очень далека от того, чтобы сравнивать молодую художницу, ищущую свою дорогу, и великого поэта. Или приравнивать ее попытки самоопределиться в искусстве к экспериментам великих русских сезаннистов. Я только говорю о том, что у Дарьи Шепелевой есть открытость навстречу жизни, юношеская энергия, и, кажется, безусловное стремление учиться у великих. А уж русская культура в подобных случаях не остается в долгу, она очень щедра на уроки.
 Одним словом: доброго пути!                                                     
                                                                                                                             

2009 год